«Когда гниют моральные устои, начинают сыпаться ракеты»
Уриэль Гранат. Фото: Николай Борисов

Уриэль Гранат. Фото: Николай Борисов

«Русская планета» поговорила с известным тенором Уриэлем Гранатом об Израиле, Воронежском оперном театре и политике

Уриэль Гранат родился в Воронеже в 1976 году. Закончил среднюю специальную музыкальную школу при академии искусств по классу валторны у профессора Юрия Щеглова. В 1994 году уехал в Израиль, а спустя 18 лет вернулся в Россию. Сегодня Гранат является солистом Воронежского театра оперы и балета и кантором синагоги «Бэйт Хава». Он ведет совместную концертную деятельность с солистом Воронежской филармонии, пианистом-виртуозом, концертмейстером Михаилом Князевым. Сотрудничает с хоровым коллективом «Московская хасидская капелла под управлением Александра Цалюка».

– Уриэль, с момента вашего отъезда из Воронежа прошло почти 20 лет. Как вы восприняли новый облик города, что вас разочаровало, или, может быть, восхитило?

– До того, как вернуться в Воронеж, я достаточно долгое время провел в Европе: в Германии, Италии, поэтому мне было, с чем сравнить. Когда, при въезде в Воронеж, я увидел вновь построенные здания, сити-парк «Град», увидел признаки современного, развитого города, меня это очень обрадовало. Город видоизменился в лучшую сторону, многое отремонтировано и восстановлено: парки, скверы, улицы, фасады зданий. Видно, что вырос уровень жизни, практически у каждого третьего есть машина. Нельзя не отметить огромный строительный бум — квартиры на любой вкус и на любой карман, в магазинах — колоссальное изобилие товаров… Местами даже Европа «отдыхает».

Но в то же время дает о себе знать наследие развала девяностых. Огорчает то, что до сих пор не решены многие социальные проблемы, в том числе и связанные со стариками и ветеранами. Расстраивает упадочный уровень медицины, хотя в целом это общероссийская проблема. Видеть после израильских клиник здешние больницы, пребывающие в плачевном состоянии, где нет носилок, где бабушки лежат в коридорах, — зрелище не для слабонервных.

А восхитили возрожденная из руин синагога, с оживившей в ней еврейской общинно-культурной жизнью, воля и позитивная энергетика людей, стоящих за этим процессом. Появилась возможность исполнять в синагоге, где когда-то пел Собинов, духовную и классическую музыку в сочетании со словами Торы из уст раввина.

– Как вы попали в театр оперы и балета?

– Меня пригласил Альфред Мелуха, режиссер по вводу новых артистов. Это — оперный певец, патриарх нашего театра, отдавший 50 лет жизни оперному искусству. Он помнил меня еще семилетним мальчиком. Моя мама работала оперным концертмейстером в одной из студий, где работал и он. Мелуха узнал о том, что я вернулся в Воронеж, позвонил мне и пригласил на прослушивание. На сцене нашего театра мне довелось дебютировать в спектакле «Трубадур» по одноименной опере Дж. Верди, возрожденном усилиями Альфреда Мелухи и главного дирижера профессора Юрия Анисичкина.

– Расскажите об обстановке вокруг оперного театра. Что там сейчас происходит?

– К сожалению, не очень хорошие вещи. Здание в аварийном состоянии, требует реконструкции и ремонта. Много лет об этом ведутся разговоры, но на сегодняшний день не понятно, какой из проектов будет утвержден, будет ли это профинансировано. Я слышал, что предпринимались неоднократные попытки перепрофилировать театр или закрыть, а он уникален тем, что является единственным в Черноземье, одним из крупнейших в России. Еще одна проблема состоит в том, что на время реставрации театр попросту негде размещать. На сегодняшний день в Воронеже нет здания, способного принять такое мощное культурное предприятие, где есть оркестровая яма, декорационный и пошивочный цеха, огромный коллектив и огромные мощности, обслуживающие то, что зритель видит на сцене.

– Но есть ли хоть какие-то надежды на благоприятный исход?

– Вселяет надежду на возрождение приход нового руководства. Совсем недавно в театр были приняты новый директор, Николай Попов и новый художественный руководитель, Дмитрий Морозов. Надеюсь, что с их помощью и талантливым руководством театр возродит покоящиеся на полках спектакли и порадуют воронежцев новыми премьерами. У нас молодой коллектив — большинство ведущих солистов моложе меня. Люди перспективные, с прекрасными голосами, образованные, любящие свою работу.

Воронежская земля всегда была богата талантами. Те люди, которые окружали меня в восьмидесятых, играли перед Папой Римским и английской королевой, становились лауреатами международных конкурсов, солистами оркестра Спивакова, первыми исполнителями в Большом театре. Я надеюсь, что этот потенциал не угас, не погиб, и у нас есть, на что рассчитывать. Надеюсь, что с нового сезона возрождение нашего театра пойдет более быстрыми темпами. Также надеюсь, что будет найдено оптимальное решение с реставрацией здания.

– Возвращаясь к прошлому, какое у вас было первое впечатление, когда вы переехали в Израиль?

– Трудно передать словами, это целая палитра всевозможных ощущений. Израиль — очень красивая страна, совершенно другой мир. Больше всего меня поразило быстро появившееся ощущение дома. Хотя, казалось бы: Ближний Восток, совершенно другой ландшафт, кругом пальмы, пустыня, горы, абсолютно другая архитектура, другой язык… Когда путешествуешь по Иерусалиму и другим городам, когда любуешься природой и морем, не покидает ощущение древности, чувствуется пласт каждой цивилизации из тех, которые там когда-либо существовали. В Израиле говорят: «Начни копать у себя под кроватью – найдешь римскую баню». Насыщенность памятниками археологии и истории просто огромна. Как раз там я и потянулся к духовной жизни. Тогда я был еще подростком, который вырос в атеистической стране и не был приобщен к религии. Обстановка в Израиле очень располагает к тому, чтобы задуматься о вечном и прийти к определенным духовным решениям.

Но древность в Израиле тесно соседствует с современностью. Меня потрясло то, что люди сумели построить такую технологичную, развитую страну за каких-то 60 лет. Построить передовое сельское хозяйство, позволяющее выращивать все — от картошки до ананасов. И это при том, что государство разрывается на части террором. 365 дней в году, 24 часа в сутки израильтяне умудряются предотвращать абсолютное большинство терактов и при этом развивать свою страну.

– Ситуацию на Украине некоторые сравнивают с тем, что происходит сейчас в Израиле…

– То, что происходит на Украине — это национальная трагедия, дурной сон. Хочется проснуться и понять, что ничего этого на самом деле нет. Но реальность ужасающа. Мне втройне больно, потому что я связан с этим народом, мой отец — украинец. Действительно ужасно, что в отношения двух наций, настолько переплетенных между собой, вмешалась третья сторона, находящаяся за океаном. Не знаю, когда кончится эта кровавая и страшная трагедия и к чему она приведет, но последствия могут быть фатальными.

– Что в общественной и политической жизни страны и мира вас больше всего задевает и тревожит?

– Задевает, главным образом, ощущение того, что мир начал стремиться к критической массе интересов, способных привести к мировой войне. Вот это очень страшно, особенно, если вспомнить, как начинался двадцатый век. Не хотелось бы к концу тридцатых или началу сороковых годов нынешнего века оказаться в какой-нибудь мировой каше, которая значительно проредит население планеты. Но с другой стороны, это — глобальные процессы, и мы на них, к сожалению, повлиять не можем. Так что, остается только молиться. Хотя, повлиять, конечно, можем: чем добрее и снисходительнее относятся друг к другу люди, чем чаще обращаются к Всевышнему, тем меньше шансов на успех у сатаны.

В мире увеличивается размах цинизма, культа потребления и, конечно, гниют моральные основы. Очень напрягает, что нынешняя политика левого крыла израильского государства в отношении сексуального меньшинства привела к созданию в стране Мекки для гомосексуализма; то, что это явление, имеющее место в любом обществе, превратилось в некий культ. А когда гниют моральные основы, начинают сыпаться ракеты. Всевышний не дремлет, он видит все.

Однако, люди, почувствовав опасность и горе, начинают объединяться и очищаться. Этот процесс — чистилище, только он очень болезненный. Хотелось бы, чтобы люди приходили к этому не через похороны, кровь и сидение в бомбоубежищах.

«Я не хочу быть выше окружающего мира» Далее в рубрике «Я не хочу быть выше окружающего мира»Нововоронежский писатель и драматург Дмитрий Карапузов — о том, чем американская мечта отличается от русской Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»