Примут с сохой, оставят с ГОКом. Часть 1
Фото Артёма Боброва.

Фото Артёма Боброва.

Почему в Воронежской области экологи и казаки сопротивляются разработке месторождения никеля

 В 2011 году воронежцы узнали, что на территории области (а точнее, в Новохопёрском районе, неподалеку от села Елань-Колено и крохотной деревушки Ёлка) находится последнее в Европе крупное месторождение никеля. О самом месторождении было известно еще в советские времена, но тогда руководство страны решило его не трогать, поскольку Черноземью была отведена роль сугубо аграрного региона.

Последние в Европе

Но все изменилось, когда Владимир Стржалковский, глава компании «Норникель» попросил Владимира Путина посодействовать в проведении конкурса на право разработки новохопёрских месторождений, и в феврале 2012-го Роснедра этот конкурс объявили. Спустя три месяца его выиграло ОАО «Уральская горно-металлургическая компания» (УГМК). 26 июня ООО «Медногорский медно-серный комбинат» (ММСК), входящее в состав УГМК, получило лицензии на право пользования недрами, а 23 ноября — положительные экспертизы на проекты поисково-оценочных и геологоразведочных работ. Тогда же, в ноябре, был заключен договор между ММСК и «Воронежгеологией» на их проведение.

По словам Юрия Копейкина, гендиректора «Воронежгеологии», уже пробурена скважина глубиной 40 метров. Всего для изучения водоносных горизонтов планируется пробурить 7 скважин на Еланском и 6 скважин на Ёлкинском рудопроявлении. Геологические исследования на этих участках будут выполняться в течение 2,5 лет и завершатся в III квартале 2015 года. Проведение этих работ оценивается в 3 млрд рублей. Строительство подземного рудника и обогатительной фабрики начнется не раньше 2018 года, а добыча руды — не ранее 2022-го.

Как и следовало ожидать, у добычи никеля появились как противники, так и сторонники. Среди последних — и губернатор Воронежской области Алексей Гордеев. Когда общественности стало известно о планируемых разработках новохопёрских месторождений, глава региона заявил, что это позволит ежегодно увеличивать бюджет области на 2,5 млрд рублей (при нынешнем ежегодном его размере в 50 млрд). А Новохопёрский район, по его словам, имеет все шансы стать передовым в регионе в плане социально-экономического развития. Также, по мнению Гордеева, нет никаких оснований для беспокойства за экологию района и области. Глава региона обещает, что речь идет только о добыче никеля, и никаких заводов по выплавке металла не предусматривается.

Однако планы по добыче и переработке никеля вызывают серьезные опасения в первую очередь у экологов, а также многих местных жителей. По их мнению, отходы переработки никелевой руды могут содержать в себе опасные для человека элементы, в том числе уран и ртуть.

В Воронежской области возникло сразу несколько организаций, выступающих против добычи никеля (среди них — «Экология 21», «Зеленая лента» и «В защиту Хопра», в протестных акциях участвуют и местные казаки). Деятельность этих организаций очень активна — одна только «Зеленая лента» с мая по август 2012 года провела (в одиночку или совместно с другими организациями) более 20 митингов с общим охватом около 60 тыс. человек.

Таким образом, за очень короткое время добыча никеля превратилась в самый бурно обсуждаемый вопрос во всем Черноземье.

«За» и «против»

Так что же даст жителям Воронежской области разработка Еланского и Ёлкинского месторождений? Эксперты «Уральской горно-металлургической компании» утверждают, что, во-первых, дополнительные налоги и рабочие места.

По их словам, на стадии строительства ГОКа (горно-обогатительного комбината) потребуется большое количество материалов, которые компания планирует закупать на месте, а также большое количество рабочих рук — в среднем от 1,5 до 3 тыс. человек. С вводом предприятия предполагается создать около 2 тыс. новых рабочих мест, на которые преимущественно будет трудоустроено местное население. Разумеется, потребуется привезти какой-то костяк специалистов для обучения людей, но затем они будут работать самостоятельно. Плюс решение социальных и инфраструктурных вопросов — все зависит от того, в каком районе будет ГОК, чтобы людям было удобно добираться до рабочего места.

Во-вторых, как говорят в УГМК, везде, где компания ведет свою производственную деятельность, существуют дополнительные соглашения с региональными и местными властями о развитии территорий. Традиционно УГМК инвестирует в строительство спортивных, образовательных и культурных объектов, поддерживает развитие детского творчества, финансирует строительство православных храмов.

Но главы организаций, выступающих против добычи никеля, считают, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой.

– Новые рабочие места от УГМК — это миф, которым они уже год «кормят» жителей Воронежской области, — считает Валентина Боброва, лидер общественно-патриотического движения «Зеленая лента». — Количество тех рабочих мест никак не превышает число уже имеющихся, более того, они будут потеряны, как только на полную мощность заработает ГОК. Придется закрыть сахарный завод в Елань-Колено (самый крупный в Воронежской области), та же участь ждет все сельхозпредприятия в округе. Число рабочих во всех этих предприятиях уже сопоставимо с «новыми рабочими местами», предлагаемыми УГМК. Тем более что в нашей области нет людей с соответствующими специальностями, а потому воронежцев ожидает самая грязная и опасная для здоровья работа.

С Бобровой солидарен и Константин Рубахин, координатор движения «В защиту Хопра»:

– 3 800 рабочих мест преимущественно завозной рабочей силы — вот ресурс разработок. При этом весь проект рассчитан на 40 лет (это обозначено в технико-экономическом предложении УГМК на конкурсе, если быть точным — 37 лет). За это время земля придет в негодность, а вода уйдет.

Экоактивист, который является еще и членом Общественного совета по контролю за разработкой никеля, считает, что сельскохозяйственный потенциал района огромен.

– В 2011 году оборот сельхоз-продукции в Воронежской области превысил 3 млрд долларов, — сказал он. — Даже за 40-летний период рациональное использование земли принесет сравнимый доход и превысит ГОК по количеству рабочих мест. В 80-е один колхоз Новохопёрского района мог дать до 2–3 тыс. рабочих мест. За 40 лет разработки просто образуется моногород, который опустеет после. В результате останется выжженная земля, погибший заповедник — земля эта никому уже не будет нужна.

По мнению противников добычи никеля, Воронежская область всегда была аграрной и должна ею оставаться.

– Наша миссия — поставлять стране экологически чистые продукты. Вот отсюда и надо брать рабочие места, которых будет в избытке, если начать возрождать по-настоящему сельское хозяйство в области, — резюмирует Валентина Боброва.

Но подобную позицию не считают такой уж обоснованной люди, далекие от «зеленых» движений. По их мнению, аграрные регионы представлены на сегодняшний день преимущественно в странах третьего мира, а будущее — за производством. В пример сторонники никеля ставят соседние Липецкую и Белгородскую области, которые традиционно относятся к промышленным. Каждая из них зарабатывает на сельском хозяйстве столько же, сколько и аграрная Воронежская область. Таким образом, по их мнению, противники добычи никеля тянут регион назад.

Проплачено Западом?

Сторонники никелевых разработок уверены: цель экологов, выступающих против, — затормозить экономическое развитие России. Они напоминают, что никель нужен и в модернизации ЖКХ, и в развитии самолето-, ракето- и судостроения. А если взять программу перевооружений, утвержденную Путиным и Медведевым, то в ее рамках России нужны дополнительные сотни тысяч тонн цветных металлов. Поэтому появилась версия, согласно которой экологические движения кто-то финансирует с совершенно определенными целями. И этот кто-то, скорее всего, находится на Западе.

Андрей Боярищев, создатель движения «Экология 21», живет во Франции. Он как раз и является тем, кто финансировал начало антиникелевых протестов.

– В этом нет ничего странного, так как я уроженец Борисоглебска, — пояснил Боярищев корреспонденту «Руси». — А вот если бы я организовывал протесты где-нибудь в Иркутской области или в Сочи — это действительно выглядело бы подозрительно. Также я не вижу ничего странного в том, что я живу во Франции. Я же не чиновник и не сын госслужащего-коррупционера.

Как утверждает Боярищев, его цель — не допустить экологическую катастрофу в родном Хопёрском крае, и это никак не связано с дестабилизацией политической обстановки в России.

– Обвинения в дестабилизации обстановки — сейчас любимое самооправдание власти, — считает и Константин Рубахин. — Для нее это как отговорка насчет сломанного будильника в устах опоздавшего на урок школьника.

А Валентина Боброва вполне допускает, что подобные обвинения все же имеют право на существование.

– В нашей стране существуют экологи-аферисты, зарабатывающие деньги на людском горе. Имитируя «экологическую деятельность», на самом деле эти псевдоэкологи имеют договоренность с УГМК и действуют согласно заранее написанному плану. Вред от таких организаций-паразитов огромный. Во-первых, они отвлекают на себя внимание простых людей, наивно полагающих, что вот здесь их спасение. Во-вторых, впоследствии люди остаются разочарованными и обманутыми и уже не верят никому, даже если встречают честных настоящих патриотов. И в-третьих, сегодня такие «экологи» действительно занялись серьезным подрывом государственной безопасности и раскачиванием лодки, устраивают столкновения. Разжигая ненависть и ярость между людьми, они явно стремятся к «оранжевой революции» в России. С такими «экологами» нам приходится вести непримиримую борьбу, не позволяя им свершать свои темные замыслы.

Но Андрей Боярищев считает, что движение «Зеленая лента» — как раз и есть те экологи-аферисты, о которых говорит Валентина Боброва.

– По моему мнению, Боброва является провокатором, которого не раз уже ловили на лжи, — сказал лидер «Экологии 21». — Ее сотрудничество с УГМК является доказанным фактом, тем более это она сама упоминала в своих интервью. В настоящий момент ее группа «Зеленая лента» насчитывает примерно 5–6 человек и не имеет никакого отношения к протестным акциям, происходящим в настоящее время.

Сама же руководитель «Зеленой ленты», комментируя вышеприведенное высказывание, сказала, что от Боярищева в свой адрес она не слышала ничего, кроме оскорблений и мерзких пасквилей.

Эти дрязги внутри антиникелевого движения показывают, какая яростная борьба разворачивается в Воронежской области. Кто-то говорит, что экологические движения там уже миновали пик своей активности, и их влияние идет на спад. Однако главную свою задачу они выполнили — вывели тысячи людей на митинги.

Окончание следует.

Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

09 июня 2013, 05:09
что сопротивляться?(( уже всё решено
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»