Война за память
Останки находят практически ежедневно. Фото предоставлено М. Сегодиным

Останки находят практически ежедневно. Фото предоставлено М. Сегодиным

Останки красноармейцев, павших при обороне Воронежа, вывозят на свалки вместе со строительным мусором

В 1942-1943 годах Воронеж стал ареной ожесточенных боевых действий, поэтому неудивительно, что практически вся территория города усеяна захоронениями пропавших без вести воинов РККА. Практически ежедневно в черте города строители натыкаются на десятки братских могил. Например, в 2009 году выкопали останки 92 красноармейцев. Этот год также оказался «урожайным».

Дважды проигранная битва

В июне на стройке напротив Военного городка экскаваторы выкопали из земли более 60 скелетов и 200 единиц боеприпасов. Кости и оружие извлекали из земли в течение нескольких дней, причем ржавые гранаты и патроны, среди которых могли быть и действующие, лежали еще какое-то время возле стройплощадки.

Несколько дней назад при прокладке коммуникаций возле торгово-развлекательного комплекса «Арена» рабочие, помимо боеприпасов, обнаружили человеческие останки. Ничего удивительного, ведь вся территория «Арены» была когда-то полем боя, а еще во время строительства комплекса нашли кости 18 солдат. На обследование захоронения вызвали сотрудников поисковой организации «Дон».

- К сожалению, это только десятая часть того, что мы успеваем эвакуировать со строительных площадок города, — сказал корреспонденту «Русской планеты» руководитель поисковой организации «Дон» Михаил Сегодин. — По большей части останки воинов вместе со строительным мусором вывозят в карьеры и на свалки города, что является грубейшим нарушением закона.

Сегодин считает, что проведение строительных работ в зонах бывших боевых действий недопустимо без предшествующих защитных раскопок. И это не голословные утверждения. В законе «Об увековечивании памяти погибших при защите Отечества» от 14 января 1993 года так и говорится: в местах, где расположены воинские захоронения, надлежит устанавливать охранные зоны (ст. 6). При этом должны проводиться поисковые работы, а «вскрытие воинских захоронений в порядке самостоятельной инициативы запрещается» (ст. 8). Практически то же самое сказано в законе «О погребении и похоронном деле» и в свежем поручении Дмитрия Медведева.

Как и следовало ожидать, ковши воронежских экскаваторов тревожат покой не только павших красноармейцев, но и солдат германского вермахта. В июле чуть было не разразился международный скандал, который, впрочем, удалось замять еще на начальной стадии.

На улице 9 января строительная компания ДСК при прокладке трубопровода частично уничтожила немецкое воинское кладбище. Оно появилось здесь в 1942 году, когда нацистские войска проводили операция по захвату Воронежа, а улица 9 января была выбрана в качестве одного из направлений атаки на город. В результате ожесточенных боев обе стороны несли огромные потери. Немцы не имели возможности предавать останки своих солдат земле, поэтому хоронили их как попало, часто вдоль дорог.

10 июля на место уничтожения кладбища выехали поисковики из «Дона» в сопровождении тележурналистов. При их появлении строители стали утверждать, что никаких останков здесь не видят (несмотря на то, что как раз в это время оператор снимал кости крупным планом).

Надо отметить, что и Россия, и Германия несут обязательства по сохранности воинских захоронений, подписав соответствующие международные соглашения. Германия исправно их выполняет, охраняя кладбища советских воинов.

- Мы собрали все, что лежало на поверхности, и передали немецкой ветеранской организации «Германский союз», — рассказал корреспонденту «Русской планеты» Сегодин.

Таким образом, битву за Воронеж немцы проиграли дважды — в 1943 при попытке захватить город и ровно через 70 лет — при попытке уберечь захоронения своих солдат.

Карта памяти

Но битва битвой, а у поисковой организации «Дон» с администрацией Воронежа идет самая настоящая война. И длится она, ни много ни мало, с 2001 года! Вот последние новости с полей сражений:

В декабре прошлого года поисковики написали письмо в прокуратуру, в котором сообщили о творящихся на воронежских стройплощадках безобразиях. Прокуратура направила в администрацию представление об устранении нарушений. После этого из администрации направили письмо уже поисковикам с просьбой предоставить «схему отнесения к мемориальным фронтовым зонам, а также иную информацию о местах возможного обнаружения останков». Все это, как говорилось в письме, будет учтено «при подготовке документации по планировке территории».

Как поведал в частной беседе корреспонденту «Русской планеты» источник в администрации Воронежа, строителям выдается разрешение с обременением — если они находят останки, то обязательно вызывают поисковиков (по факту эту миссию выполняют, как правило, не рабочие, а местные жители). Михаил Сегодин же утверждает, что в городе ни у одной строительной компании такого обременения нет. К тому же, по его словам, администрация просит у них «схему отнесения к мемориальным фронтовым зонам» вот уже в течение 12 лет.

- Мы эту схему передаем (вместе с архивными данными о ведении боевых действий), потом приходит бумага, где говорится, что все это учтено и что по этому случаю имеются специальные распоряжения, — рассказывает Сегодин. — Кем учтено? Какое распоряжение? Спрашиваю номер распоряжения, а мне отвечают, что это было давно. Сейчас запросили эту карту. Но ее вообще глупо делать, потому на нее можно смело наносить всю правую сторону Воронежа.

В ответ на это заявление источник в администрации припомнил корреспонденту «Русской планеты» ситуацию с Ленинградом: мол, там вообще блокада была, однако же строительство велось.

Что касается пресловутой схемы, по словам руководителя «Дона», еще в 70-е Департамент архитектуры и строительства совместно с воронежскими историками нанесли на карту так называемую линию ратной славы. На ней прекрасно видно, где можно строить, а где нельзя. Наивно полагать, что во властных коридорах Воронежа не осталось ни одного экземпляра этой карты.

В 2011-м году в администрации поставили вопрос по-другому: «А нужно ли проводить поисково-эксгумационные работы до начала выдачи разрешения на строительство?» Тогдашний заместитель руководителя департамента градостроительства и архитектурной политики писал, что воинские захоронения, оказывается, находятся в ведении Государственной инспекции историко-культурного наследия, а она перед началом строительных работ обязана проводить экспертизу. Таким образом, «требования по согласованию предпроектной документации со службами поискового объединения “Дон” читаются избыточными».

- А как же тогда закон «Об увековечивании памяти погибших при защите Отечества»? — недоумевает Сегодин.

Бомж или красноармеец?

С 2011 года в войну между администрацией Воронежа и поисковиками вмешалась третья сила — Воронежское областное бюро судебно-медицинской экспертизы. В один прекрасный день останки, переданные в бюро, стали таинственным образом исчезать. По словам поисковиков, прекратились исчезновения только весной этого года.

- Есть вероятность, что красноармейцев хоронили как бомжей, — считает Михаил Сегодин. — Закапывали на Буденновском кладбище. В журналах приема отражено, что из судмедэкспертизы привозили останки неизвестных мужчин.

В прокуратуре, по словам председателя поискового объединения, никаких нарушений не обнаружили, а в бюро судебной медицинской экспертизы на вопрос о том, куда делись останки, ответили, что информация засекречена. Иной раз подмена понятий «бомж» и «красноармеец» становилась причиной курьезных ситуаций.

- Однажды на участке у одной бабушки нашли останки бойца, в каске, с патронами и гранатами, — рассказал корреспонденту «Русской планеты» Сегодин. – Несмотря на все визуальные признаки, говорящие о сроке давности, судмедэксперты написали, что это бомж. Тогда я говорю: «Раз это бомж, заводите на бабушку уголовное дело, это ведь ее участок». Они отмахнулись, сказав, что им лучше знать, что делать.

По словам поисковиков, сложившаяся ситуация с воинскими захоронениями не выгодна никому.

- Полиция, МЧС и главы районов в один голос говорят, что поисково-эксгумационные работы проводить просто необходимо, — заключает Сегодин. — Полицейские и МЧС уже устали присылать своих людей всякий раз, когда строители найдут скелет или гранату (а происходит это каждые два дня). Главы районов вообще заложники этой ситуации: с одной стороны, они вынуждены подписывать бумаги о том, что они согласны на проведение строительства на территории района, а с другой, если кто-то найдет останки — им же за это и отвечать.

Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

19 сентября 2013, 22:33
Может быть отцы наших административных деятелей были фашистами и поэтому им плевать на память и останки красноармейцев?
20 сентября 2013, 09:17
Немцам тоже досталось от наших административных деятелей. Думаю, ответы кроются здесь: http://voronezh.rusplt.ru/index/voronezh_pod_kontrolem_stroitelnogo_biznesa.html
22 сентября 2013, 13:01
Хренасе, бомж в каске и с гранатами... Хороши медэксперты. В Воронеже, если не ошибаюсь, ТЦ Европа вообще на кладбище старом построили
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»