Согнуло
Фото: Анна Кумицкая

Фото: Анна Кумицкая

Корреспондент «Русской планеты» узнала, как живется в воронежском доме престарелых

Каширский дом-интернат для престарелых и инвалидов открылся совсем недавно — в конце прошлого года. За это время студенты Воронежского государственного университета успели съездить сюда с программой «Кинодобро» уже дважды. Обитателям дома престарелых они показывают кино и концерт, а потом угощают их чаем со сладостями и дарят небольшие подарки. Но от всего этого обитатели интерната для престарелых не чувствуют себя счастливыми.

«Все по гороскопу»

В комнате № 233 живет Юрий Николаевич Щеголев. Этот интернат для него уже четвертый. Но в Каширском ему лучше всего — живет он один, кормят хорошо, а в комнате стоит новенький телевизор. От предложения спуститься в комнату отдыха, чтобы посмотреть кино и попить чай, он отказывается. Говорит, что не любит выходить из комнаты.

– У меня всегда проблема с совместным проживанием, — жалуется пенсионер. — Везде надо вписаться, а у меня не всегда получается.

В доме престарелых Юрий Николаевич оказался в том числе, и по своей воле. Деваться было больше некуда. Из родственников в живых остались только родной брат, но жить с ним пенсионер не хочет.

– Проблемы с родственниками у меня с молодости были, — рассказывает Юрий Николаевич. — Как женился, купил шифоньер, тахту, стол, обставил комнату в доме матери, а потом поехал в Германию. Пока нас не было, она разобрала шифоньер и на тележке к родственникам увезла. Мешается, мол. Ну, раз шкаф мешается, значит и мы тоже.

Именно после смерти мамы Юрий Николаевич и поселился в интернатах. Жена его давно умерла, а детей никогда не было. С братом отношения тоже не сложились. Но попытку наладить с ним связь Юрий Николаевич все-таки предпринял. Три года назад ездил к нему, в дом, половина которого принадлежала ему самому.

– Видел его в окне, постучался раз, второй, он не открыл. Ну, я поехал тогда к нотариусу и отказался от дома.

Юрий Николаевич перенес два инфаркта. После них восстанавливался сам, говорит, что не хочет ходить с палочкой.

– Да толку-то? Только продление жизни, — грустно улыбается он.

Тех обитателей дома престарелых, у которых есть родственники и дом, Юрий Николаевич не понимает. Не понимает он и почему он сам оказался здесь: винит в этом высшие силы.

– Я когда-то заказал гороскоп. Давно уже было. Там было описано, как надо было мне жить. Во-первых, я не по той профессии работал, надо было врачом. Второе — женился не в то время, надо было, когда в армии служил. А в конце было написано, что в конце жизни стану глубоко верующим. А я был тогда заядлым атеистом. Я тогда подумал, что под конец жизни согнет. Так оно и согнуло.

«Вы нам открытки привезите»

О том, что кого-то заставили переехать в дом-интернат, в открытую говорят редко. В основном, все говорят, что решились на это сами. Но потом, в разговоре, нет-нет, да проговорятся.

– У меня свой ребенок умер, четверо приемных в разных городах живут, — рассказывает бабушка Вера («Да какое отчество, внучка!» — сказала мне собеседница). — В Воронеже одна племянница осталась. Сказала: «Так, в дом престарелых». А на утро уже отвезла. Квартиру продала мою, пока я в больнице лежала, думала, я помру, а я живая осталась.

Но бабушка Вера за восемь лет уже привыкла. По ее словам, здесь все условия для жизни есть — сиделки относятся хорошо, ухаживают, каждый день делают в комнатах влажную уборку, каждую среду — стирают вещи.

– Помыться не сможешь, они помоют, — заключает пенсионерка. — А скучать чего? Телевизор под боком, соседка тоже рядом — есть с кем поговорить. Да и студенты нас балуют. А вчера и вовсе хор из Воронежа был, все плакали, так хорошо они поют.

Условия здесь, действительно, неплохие. Каширский дом-интернат отличается от обычных воронежских заведений для престарелых. Пенсионеры живут не в привычной мрачной хрущевке, а в здании, больше похожем на элитный пансионат. Да и внутри все неплохо — ковры, плазменные телевизоры, новая мебель, современное лечебное оборудование.

Есть небольшая библиотека, шахматы и шашки. Среди их любителей проводятся даже соревнования, а победители очень гордятся своими достижениями.

Грамота висит и на стенке в комнате бабушки Веры. Рядом, на полочке, несколько икон. А в целом, комната хоть и опрятная, но видно, что казенная.

– Вы нам открытки привезите, — просит бабушка Вера. — А то стены голые, хоть газеты вешай.

О себе пенсионерка рассказывает с неохотой. Куда лучше для нее поговорить на отвлеченные темы: со студентом, который изучает греческий язык, — о языке; с тем, кто живет в общежитии, — о нравах иногороднего студенчества; а с тем, кто учится на платном отделении — о стоимости.

– Вот учеба! Мы учились — стипендии получали, а вы по 70 тысяч платите, — сокрушается пенсионерка.

Но жалеет женщина не только гостей, но и себя.

– Нам тут хорошо, но вы, когда будете старыми, не уходите в дом престарелых, — говорит она. 

«Чувствуют себя не такими, как все» Далее в рубрике «Чувствуют себя не такими, как все»Корреспондент «Русской планеты» побывал в центре адаптации для детдомовцев Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»