Коблы колготятся
Фото: Николай Борисов

Фото: Николай Борисов

В каких словах воронежцы описывают повседневную жизнь

Компания Яндекс проанализировала поисковые запросы в Воронеже и выявила наиболее часто употребляемые местные слова. Ими оказались «баклажка», «курсяк», «пластушка» и «присушить».

Эти слова отражают особенности повседневной жизни, характерные для местного разговорного языка. Их могут использовать и жители других регионов, однако в домашнем регионе их употребляют чаще, чем где-либо еще.

Что делать, если тебя присушили

– Исследования запросов по регионам на разные темы мы проводим регулярно, — рассказала корреспонденту «Русской планеты» Татьяна Комарова, руководитель группы по работе с российскими медиакомпании Яндекс. — Мы выбираем миллионы слов из поисковых запросов и просчитываем их относительную частотность. Потом выбираем из них те слова, которые употребляют в среднем в 5 раз больше, чем по России, а слова, которые в поисковых запросах употребляются редко (менее 100 раз за две недели), отбрасываем.

В итоге, по словам Комаровой, для каждого региона получается список примерно из тысячи слов, большинство из которых географические названия и топонимы. Из него отбираются 200 самых популярных слов, в том числе и диалектных, которые потом проверяются на сотрудниках Яндекса из всех исследованных регионов.

Последнее исследование показало, что наиболее часто употребляемые в Воронежской области слова: «баклажка» — большая пластиковая бутылка, «курсяк» — курсовая работа, «пластушка» — вид отделочного камня и «присушить» — приворожить.

Пообщавшись с жителями города и области, корреспондент «Русской планеты» дополнил этот список: «порожки» — небольшие ступеньки, «грядушка» — спинка железной кровати, «насаться» — носиться, «колготиться» — беспокоиться о чем-либо, суетиться, «жамкать» — сжимать, выжимать белье, «кобёл» — приезжий из деревни, «чашка» — как ни странно, тарелка. Список можно продолжать до бесконечности.

По словам Иосифа Стернина, профессора, доктора филологических наук, заведующего кафедрой общего языкознания и стилистики русского языка Воронежского государственного университета, подобные слова называются регионализмами:

– Они не поддаются общей систематизации, потому что в каждом районе такие слова возникают стихийно, — рассказал Стернин корреспонденту «Русской планеты». — Регионализмы создают местный колорит и составляют интересный предмет исследования. Официально в Воронежской области этими исследованиями не занимаются, но мы собираем региональные слова, чтобы показать, что они могут быть неправильно поняты в других регионах: поняты буквально или вообще никак.

В Ярославле, например, вместо «баклажки» говорят «баллон». В Воронеже есть «талончик» к врачу, а в Ярославле говорят «явочка». У нас употребляют слово «единица», когда имеют в виду автобус или трамвай, а в Удмуртии говорят «однарка» или даже «однерка». В северных городах, таких как Мурманск или Архангельск, есть очень интересное слово «попажа» («трудно попасть на работу», «транспорт плохо ходит» — «плохая попажа»). Оттуда его привезли к нам. А в Нижнем Новгороде существует регионализм «тримпель». Он обозначает вешалку, которую в Воронеже называют плечиками.

Еще в Воронеже говорят «ксерокс» и «отксерить», а в Благовещенске в этом же значении — «отсветка» и «отсветить». На этой почве у воронежцев возникало недопонимание не только с соотечественниками, но и с иностранцами.

– Один американец спрашивал: «Почему вы говорите “отксерить”, когда надо говорить “откэнонить”, ведь Кэнон первым придумал эту систему», — вспомнил Стернин забавный случай.

Бывает, в разных регионах различаются формы ударения. В Воронеже говорят «сливовый сок», а в том же Ярославле — «сливовый». В свеклосеющих районах говорят «свеклА», хотя литературная форма ударения — «свёкла».

Но, по словам Стернина, к этому надо относиться спокойно, потому что язык живет, развивается, и, как следствие, делится по социальным, возрастным, гендерным, и территориальным группам.

Жлоб — не из Воронежа

Регионализмы тесно связаны с диалектом. В южных районах Воронежской области присутствует влияние украинского языка. Слова наподобие «рушник» — как раз оттуда.

– В Воронежской области украинцы представлены двумя периодами заселения, — рассказала корреспонденту «Русской планеты» Вельмира Дьякова, профессор кафедры славянской филологии филологического факультета ВГУ. — Одна волна была связана с украинским полком, возглавляемым Дзензелевским. Эти украинцы обосновывались в Острогожском уезде, а представители второй волны локализовались в районе Семилук. Это было в XVII и XVIII веках.

По словам Дьяковой, Воронежская область — это территория позднего заселения, очень пестрая с точки зрения языка. Здесь довольно много наслоений, почти таких же, которые встречаются на Британских островах. Если брать предысторию заселения воронежской земли, то у нас находят и останки негроидов, живших до нашей эры. Постоянное население появилось на этих территориях только с XVI века, а до этого тогдашним обитателям воронежской земли приходилось скрываться в лесах и болотах от орд половцев и ногайцев. Никто в степи долго не задерживался вплоть до 1586 года, когда возникла необходимость защиты южных рубежей тогдашнего Московского государства. На правом берегу реки Воронеж, там, где сейчас стоит главный корпус ВГУ, была возведена крепость, куда и приехали первые служилые люди. А уже потом из-за притеснений помещиков на даровые воронежские земли сбежались жители близлежащих областей (в основном Твери и Калуги).

Представители различных регионов приносили с собой язык, культуру, традиции, в результате чего возникли различные диалекты (в Воронежской области их насчитывается пять). Вот из них и берут свое начало многие регионализмы.

Например, то же слово «баклажка» изначально обозначало небольшой деревянный бочонок с отверстием для хранения и переноски воды. Происхождение слова — татарское, в силу того, что эта территория была занята тюркскими народами, которые контактировали со славянами. Татарскими являются также такие слова, как «буерак» и «балка» в значении «овраг».

Хоть регионализмы и причудливо переплетаются с диалектом, они являются по большей части городским просторечием.

– В регионализмах названо многое из того, что не названо в литературном языке, — считает Стернин. — А иногда и переназвано, начиная от слова «порожки».

Говоря о специфических «воронежских» словах, нельзя обойти вниманием слово «жлоб». В народе существует устойчивое мнение, что это слово обозначает жителя Воронежской области чуть ли не в самом словаре Даля.

– Это ментальный вирус, — пояснил Стернин корреспонденту «Русской планеты». — У Даля вообще нет этого слова. Слова «жлоб» вообще никогда не было в Воронеже. Оно возникло в конце XIX века как заимствование из английского языка.

Вельмира Дьякова придерживается другого мнения:

– Основа слова «жлоб» является общеславянской. И в русском языке оно приняло форму «желоб». А у западных славян «жлоб» — узкое корыто для кормления птиц и животных. В Воронежском говоре оно укрепилось в значении характеристики жадного, ограниченного человека. И теперь оно является для нас просторечным.

Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

07 декабря 2013, 06:03
В середине ХХ века значения были нескольео иные,
«жамкать» - принимать пищу,а сжимать, выжимать белье -«жмакать».
И почему слово «порожки» отнесено к регионализмам?
Порог -> порожек (ед.ч.) и порожки (мн.ч.)
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»